Сайт Борзые Караси (логотип)
 
 
 

       7-9 сентября – сплав по Томи от старого моста до Томской Писаницы

Фото

   Решил я как-то сплавиться по Томи, да так что бы не очень далеко, да не сильно близко – до Томской Писаницы. Подбил народ, сагитировал, так сказать. Стали мы дружно строить плот на правом берегу Томи под старым мостом, возле лодочной станции. У начальника лодочной станции я попросил разрешение на снос двух дряхленьких сараев. Он дал добро. Еще нам “подарили” разбитый отражатель.

    С понедельника по пятницу включительно мы усердно строили наше детище вместе с девчонками. Мне пришлось не один раз искупаться, я терял в воде и кувалду и ножовку, но было очень весело! В пятницу было запланировано отправление, а плот еще не совсем был готов. Мы всем скопом достраивали его. Бревна стягивали скобами (я их приобрел еще в прошлом году 50 штук по 2 рубля каждая, а сейчас они стоят 13 рублей с хвостиком за штуку!) В конце концов, плот наш получился на славу: с крытым настилом, высотой около полуметра, перетянутый тросами, длиной 7,5 метров и шириной 3,5 – просто громадина. Назвали мы его “Гроза Томи”. И вот, собравшись, а были: я, Юрка Груздев, Гриша Шевчук, Жека Кучинский, Евгения Новоселова, Алена Стралкаускас, Авторитет, Аня Куксанова, Саня Липов, мой брат Алеша, Миха Миронченко, Ольга Новицкая и Рома Жук. Рома активно помогал строить плот, но поехать с нами не смог – были на то причины.

Постройка плота продолжалась в течение недели

     Начали мы выводить плот из-под моста, а оказалось, что кругом мель и нет возможности протащить “Грозу Томи” на большую воду. Пришлось все вещи обратно стаскивать на берег, самим залезать в воду и пихать плот рычагами всяко-разно. Помучившись с часик, мы все-таки были на фарватере. Составили вещи, перенесли девчонок, я попросил у начальника станции спасательный круг с тем условием, что его верну. Водрузили настоящий российский флаг, Рома сфотал нас с берега и… мы тронулись в наше плавание! Сначала все было так необычно и ново, что мы, зачарованные долго смотрели в воду, по сторонам и делились впечатлениями. Потом стали заниматься каждый своим делом: кто правил плотом (с помощью шестов), другие ставили палатку, третьи разводили костер. Мы решили проплыть железнодорожный мост точно в самый средний проём, дело было на закате. Так и назвали: “Вход во ВРАТА”, этот момент есть на фото. Проплывали кировскую набережную, с которой нам мигала фарами “газель”. В этот же вечер напоролись дном на буй, который показывает фарватер, протащили этот буй с собой метров 150, а потом он отцепился.

Наш первый закат на плоту

    Костер мы разводили на железных листах, но все равно они прогорали, поэтому постоянно приходилось по них заливать воду. Вечером перекусывали салатами и сухим пайком, жарили сосиски и сало. В охотку грызли баранки, хохмили, пели песни под гитару, травили анекдоты, слушали разные истории и любовались ландшафтом. Возле Мозжухи дружно обогнули две огромных кучи гравия и пристали к острову по разным причинам… А наше знамя гордо рдело в ночи… На ночь остались дежурить я, мой Леха и Юрка. Пели. Светили фонарями и в воду (смотрели глубину) и по берегам (определяли скорость). Возле Денисово, после длиннющего острова (около 3 км), нас выносило на стремнину. Впереди мы увидели какую-то тень, вгляделись – а это груда щебня!  Мы давай останавливать плот всеми силами но не тут то было – огромная скорость плота и масса (около 3 тонн) делали свое дело – нас несло на эту кучу камней. Мы даже запихали шесты под плот и так пытались его удержать на месте, но только Юрка шест сломал – вот и всего лишь. Налетели мы на мель со всего размаху, все из палатки аж повыпрыгивали. Как ни старались спихнуть шестами – ни в какую. Пришлось раздеваться донага, принимать по 100 грамм и пихать плот. Пихали-пихали, пихали-пихали и выпхнули. По гиканье и улюлюканье наш плот тронулся дальше. Мы, плюнув на все, завалились спать и на удивление, за всю ночь мы больше никуда не врезались.

Женская команда на плоту, несомненно, очень украшала наше путешествие

     Утром купались, было здорово, катались на резиновой лодке, которую взял Юра. Гриша пытался чего-то словить на закидушку, но его старания не увенчались успехом. Прекрасно поели, за повара и вообще за главного по кухонным делам была Оля (Авторитет). Приятно и вкусно было улепетывать за обе щеки вместе с дымком горячий суп с белыми грибами!  Днем мы пристали к спортивному лагерю КГУ (между деревнями Подъяково и Балахонка), где поели черемухи и боярышника, набрали воды. Женя и Гриша сходили в деревню и купили хлеб (4 булки) и Старку (2 бутылки). Когда проплывали Подъяково “напоролись” на сплошную мель, идущую метров на 400-500. Пришлось всем, даже девчонкам раздеваться по пояс и лезть в воду. Дружно, на раз-два-три мы толкали плот около 40 минут. Почему-то мы все время были уверены, что вытолкнем плот, хотя иногда плот не двигался ни на миллиметр вперед. И этот оптимизм, видимо, нам помогал. В районе деревни пещерки мы вышли на берег  посмотреть и полазать по скалам (здесь я уже был в этом году вместе Витьком Белевцовым).

Золотые скалы Пещерки покоряли нас свое красотой

    Места здесь прекрасные, да и вид красивый – с высоты аж дух захватывает. С этих скал было видно уже Колмогорово, а там уже и Писаная недалеко. Я и Жека набрали воды из ключика, а Миши в паре запасли дров. Не успели мы отплыть, как новое приключение поджидало нас: глубина была большая – около 1,5 метра, скорость – предельная. Вдруг, Юра говорит: “А что это там впереди?!”. Впереди была большая воронка, я и отвечаю: “Омуток”. И пошел на нас плота, посмотреть, какой он глубины. Приближались к этому “омутку” очень стремительно –  я только успел заметить, как промелькнула огромная глыба и крикнул всем: “Держитесь!”. Каждый схватился за что мог… и тут плот как трахнет! Я думал, что уже все… Но нет – мы просто только крепко сели на этой самой глыбе. Вот здесь-то и было очень проблематично сдвинуть плот: большая глубина – некуда встать и сильное течение – могло затянуть под плот, а там тросы и скобы, которые могут изрубить в окрошку махом. Мы всей бригадой парней (не даром, что силиконовые кабаны!) смогли после нескольких попыток ухнуть нашу громадину с глыбы. Уставшие, но счастливые и полные впечатлений, мы поели и легли спать. Первым проснулся Юрка, первый его вопрос был: “А где это мы плывем?”. Я попытался ответить на его вопрос, всматриваясь в берег. Очертания напоминали Писаные Скалы, но я не совсем был уверен – была ночь. Вглядевшись получше, я был уверен точно – это Писаная. Но никому не хотелось грести к берегу. Но девчонки так заверещали, что им надо вернуться домой вовремя, что ничего не оставалось, как взять доски и начать ими грести, как веслами, к берегу. Скоро мы уже были у берега. А потом свалились спать.

Плот, как и гласит предание, подвергли сожжению...

    Утром начали разборку плота. Было очень жалко, “Гроза Томи” послужил нам верой и правдой, не подводил, но нам нужны были скобы. Девчонки варили варево, пацаны разбирали плот, из досок которого решили сделать прощальный костер. Поели, попили разожгли огромный костер (есть на фото), собрали палатку, вещи и тронулись в Колмогорово. Приехали в Кемерово на Колмогоровском автобусе мы около 21 часа. Расцеловавшись, окрыленные, поехали по домам…

На пути домой! Ах, какой был прелестный поход!

Фото

    Дмитрий Хатов