Сайт Борзые Караси (логотип)
 
 

       "Запсиб" (Или почему не надо ходить через "Запсиб)" 2008

 Фото Карты

            Планом нашего путешествия по Поднебесной был не совсем обычный маршрут. Цель наша заключалась перейти Запсиб, посмотреть водопады, и посетить Золотую Долину. Так, по нашим расчетам, мы должны были сэкономить много времени для посещения этих достопримечательных мест. Итак, все по порядку.

            Выехали мы 4 августа в 17 часов, в Междуреченск. Дорога была не долгой, уже к 22 вечера были перед постом ДПС на берегу, на поляне. Было пасмурно, начался дождь и, чтобы не намочить палатку, так как электричка рано утром  (некогда бы было палатку сушить), решили её не разбивать, и попытались заснуть в машине.

            Это была плохая идея, потому что уснуть в девятке невозможно.

            Мучались, пытаясь уснуть до 5 часов утра, после чего решили приготовить завтрак и ехать на вокзал.

            Электричка по будням в 7.25, так что ее долго ждать не пришлось. Погрузились и поехали. Пока ехали в электричке, небо окончательно очистилось, как и обещал прогноз погоды на неделю.

            В Лужбе выгрузились, подошли в числе первых к переправе, но, увидев самого Шевалье возле лодки, решили подойти к нему поздороваться. На что он воскликнул: «Ребята, садитесь скорей!» Поначалу мы не обратили внимание на то, что на лодке не было мотора. Михаил Шевалье, видимо уже настолько долго помогает путешественникам переправляться, что в моторе на лодке он не нуждался.

            Михаил оттолкнул лодку, отчалили. Он достал паромный шест, и, поднимая брызги, оттолкнул и развернул лодку под углом к течению. Река сама нас довезла до другого берега – Шевалье лишь изредка корректировал курс, чтобы не ударить лодку о подводные камни, причалили. Так начался первый день пути.

            До подножия Запсиба мы должны были дойти за один день, и, чтобы не измотать себя путем по тропе по самому Амзасу, - решили идти в обход, по дороге, через «Пьяное озеро».  

«Пьяное озеро» в это время высохшее.

         Первый день пути всегда трудный, но мы, планомерно, как муравьи взбирались к подножию.

у «Квадратного озера»

 

Вечером Запсиб задевали редкие облака. но утром небо очистилось
   
сам перевал «Запсиб» находится левее от низины горы, за которой сразу крутой обрыв верховья долины реки Амзас
   
последний из источников реки Амзас на пути к Запсибу – выше него ручьев нет.     вид на долину реки Амзас с перевала Запсиб

           Второй день пути – штурм Запсиба. С утра сворачивали лагерь долго и тронулись только к обеду около 12 часов. Но взошли на перевал быстро, всего за три с половиной часа уже были на вершине. Шли практически напрямки – у верховьев тропа кончилась. Дальше по курумам в сторону перевала. С направлением я не ошибся – мы вышли прямо на перевал, в том месте, где спуск.

складывается иллюзия того, что снег у подножия лежит горизонтально – на самом деле он с уклоном влево и вниз  на 45%

             А вот и сам перевал Запсиб. С первого взгляда фотографии, как и на сам перевал вживую, может показаться, что маршрут вполне посильный и не опасный. Но средний уклон очень крутой около 45% местами, а особенно в низине почти отвесный. Фотография не передает всей объемности и величественности этого места.

            Специального снаряжения у нас не было, ни касок, ни штырей, ни ножных обхватов, то есть не было ничего из альпинистского снаряжения, только тонкая 30 метровая веревка сечением 6мм.

            Фотографий самого перевала всего две, т.к. фотоаппарат пришлось уложить в глубину рюкзака, чтобы не мешался, и чтобы его случайно не разбить, а рюкзаки спускали по веревке.

            Сначала схема спуска у нас была проста.

  Так как Василий (Diamas) был самый большой и сильный из нас, только он мог подстраховывать меня, т.к. его, если бы он сорвался, я бы его не удержал, как бы ни старался. Поэтому тут только единственный вариант, чтобы я  обвязывал себя веревкой и, без рюкзака спускался, насколько позволяла веревка, вниз. Затем Василий передавал мне по веревке наши рюкзаки и спускался сам без страховки. Так продолжалось до середины спуска. В середине у нас возникли проблемы, спуск становился все круче, веревка короткая, и всего одна.

            Уже почти в низине где спуск почти отвесный, там передавали рюкзаки привязывая веревку в середине за рюкзак а держась за ее концы – передавали от друг друга рюкзаки на левую сторону.

            В конце спуска, где уже началась мелкая каменистая насыпь. Спускались по одному, чтобы не ударить друг друга камнями, что выскальзывают из под ног.

 

Когда я спустился с насыпи на ледник, (Василий остался наверху насыпи – чтобы, спускаясь, случайно не сделать обвал камней, который бы меня сразу покалечил), я подумал, что ледник не настолько крутой чтобы нельзя было просто скатиться по нему (визуальная иллюзия). Я одел «поджопник» - поправил рюкзак сел и поехал с вершины ледника. (красный овал это и есть ущелье Запсиба,  откуда я и покатился).

За такую беспечность меня и наказал Запсиб. Меня сразу же сильно закрутило, как в центрифуге во время отжима белья, «поджопник» сорвало, а снег оказался не снегом, а подтаявшим льдом, с острыми, как мелкие толченые камни. Грудной обхват лямок рюкзака начал меня душить за горло, и все попытки изо всех сил затормозить, вызвали бы глядя со стороны лишь смех. В один момент я подумал, что скорость настолько большая, а удары об лед такие сильные, что я докачусь до конца ледника, и меня разобьёт об камни. Вдобавок, я не заметил на снежнике мелких камней размером с кулак – возможно, это даже те камни, которые мы потревожили при спуске – сначала я ударился со всей скоростью левым плечом об один, а потом и левой ногой об второй камень. Но, тут, неожиданно, меня перестал душить рюкзак, и отстегнулся (как выяснилось - порвался поясной обхват вместе с левой лямкой), и я, изо всех сил, впиваясь пальцами в лед, затормозил и остановился. По счастью, рюкзак остановился в десяти метрах ниже от меня, из царапины на плече шла кровь, левая большая мышца ноги ныла, но главное - я понял, что не могу встать на ноги, т.к. вывернул себе правую лодыжку. Тут я впервые запаниковал и просто не знал, что делать дальше, - идти не мог – наступить на правую ногу не мог – колющая боль. Рюкзак от меня так близко и так далеко – уклон достаточно сильный, чтобы можно было покатиться еще раз. Я сумел подняться и встать на левую ногу, а правую ногу просто облокотил об лед. Руки дрожали толи от холода, толи от паники или волнения. Так я и стоял минут пять, пока не начали мерзнуть ноги (ведь был одет в майку и шорты и кроссовки), пытаясь понять, что делать дальше – элементарно, я просто не мог идти вообще. На одной ноге скакать по леднику до рюкзака тоже было не очень хорошей идеей. Но нужно было что-то делать, так как уже стало холодно, и я решил попытаться добраться до рюкзака. Я развернулся лицом к леднику, облокотился руками об лед, и «крабом» на трех конечностях – руках и левой ногой, задом пополз вниз к рюкзаку. Когда дополз до рюкзака, увидел, что он разорван, и надеть его не представлялось возможным, сразу полез за иголкой с нитками, чтобы зашить его. Как я потом понял, что сначала надо было сразу одеть на себя все вещи, что были, потому что когда я стал зашивать рюкзак – руки тряслись так сильно, что шить было не возможно, еще не удобно зашивать т.к. стоять не мог, приходилось сидеть на снегу на «поджопнике».  Но от волнения видимо, совсем все попутал.

Пока я решался, что делать, и зашивал рюкзак, наверху, с насыпи спустился Василий, и, похоже, тоже собирался скатиться вниз. Я ему замахал и закричал:

- Не вздумай катиться!

- А чё?!

- Убьёшься об камни! Я порвал рюкзак и подвернул ногу!!!!

    Он понял, что я не шучу, и пошел обходить ледник справа. Он скрылся из виду, я стал зашивать дальше. У рюкзака оторвался поясной обхват, вырвался прямо из крепления силовой ленты. Мне повезло, что он оторвался иначе бы я не смог затормозить. Иголка была слишком толстая, и зашивать было довольно трудно. Пока я зашивал, увидел, что Василий вернулся из правой стороны ледника и пошел в другую сторону. В левой стороне он вышел чуть ниже вершины снежника, снял рюкзак, и намеривался катиться с ледника. Наш диалог повторился, но он сказал, что ледник нельзя обойти. Он одел «поджопник», положил рюкзак перед собой, толкнул его вперед и они покатились вниз. Теперь со стороны я примерно увидел себя, как чуть не убился. Рюкзак у Васи сразу улетел вниз, как будто кто-то его дернул, сам Василий, катился сначала прямо, но потом его развернуло, и так же начало крутить, как и меня. Он покатился с левой стороны ледника – и камни там были ближе. Изо всех сил я заорал:

            - Тормози!!!! Тормози, убьёшься об камни!!!!!

        Так как у него не было рюкзака, ему было проще развернуться, когда его скорость снизилась, он выставил руки и ноги, встал на краба и быстро остановился. Я подумал, что он тоже мог подвернуть себе что-нибудь, но он бодро вскочил на ноги и стал спускаться к рюкзаку. Когда он спустился, вытащил из рюкзака шапку и ветровку, оделся и стал подниматься ко мне. Когда он поднялся, я его спросил, зачем он стал катиться, был рядом конец ледника – если бы он не затормозил раньше, то улетел бы на камни. Как он потом объяснил, что слева нельзя было обойти, т.к. между ледником и утесом расщелина, которая уходит под ледник, в которую можно провалиться под сам ледник, справа было тоже самое. Единственный способ спуститься – либо скатываться, либо спускаться по веревке, либо в шипованых ботинках. Мы поняли потом, что спуститься с ледника, возможно было только по веревке (которая застряла в камнях, когда мы обои спустились на насыпь, как мы не пытались ее сдернуть не получалось. Было решено ее бросить), поэтому единственный способ был, как и оказался, только скатываться с ледника.

            Когда Василий поднялся ко мне, первое что он спросил, почему я еще не оделся. Я уже порядком замерз, когда достал все что было из одежды и одел на себя, почти сразу согрелся. Время уже было вечернее, нужно было быстрее уходить с ледника и искать место для стоянки. Когда я наспех пришил рюкзак, подвернутая лодыжка на правой ноге стала отходить, видимо было просто сильное растяжение. Но заметил что ногой на носок, а не на пятку наступать можно, всем весом и боль вполне терпимая. Василий помог одеть рюкзак. Приободрившись, мы начали спускаться. Василий пошел за своим рюкзаком, а я встал на краба лицом к леднику и стал спускаться. С горем пополам мы (я) слезли с ледника. И стали спускаться к стоянке – у озер.

              Думали, что успеем до нижнего озера, но быстро стемнело, идти было тяжело, несколько раз неудачно больно наступал на подвернутую ногу, что чуть не падал. Решили остановиться у первого же озера. Уже почти полностью стемнело. Время было около 22 часов, а мы еще не ели с 12 часов дня ни разу. Еще на перевале мучила сильная жажда, даже не догадались оставить с собой воды, - выпили ее по пути наверх, еще с другой стороны перевала. Газом на печке согрели воды, попили по две кружки чаю, и так как очень вымотались, не было желания даже приготовить поесть. Легли спать. Поспать особо не получилось, хоть и выпил таблетку обезболивающего, и намазал ногу мазью от растяжений и ушибов, все равно не особо помогло, лодыжка ныла почти всю ночь и только ближе к утру смог заснуть.

            Следующий день я перешивал заново рюкзак, уже основательно. И ждал, пока заживет нога. Т.к. травмировал ногу то решили возвращаться домой, т.к. с растяжением до Караташа и обратно неуверен, что смог бы дойти.

            Утром четвертого дня 7 августа тронулись с верховьев водопадов вниз, заодно и проверить смогу ли я идти дальше. С ногой было получше, но идти все равно было тяжело. Решили спуститься ниже по долине и поставить лагерь.

            8 августа уже стали спускаться в сторону Высокогорного приюта.  

Район водопадов. Красивейшие места.
 
Бахилы в пути почти не пригодились. Только для забавы в этом месте походить по воде.

            8 августа спустились с верховьев водопадов довольно быстро. Тропа местами очень хорошая и широкая. С горы спускаться было не трудно. Тут же у приюта (или того, что от него осталось) решили  пообедать.

 Все что осталось от приюта Высокогорный.

           На четвертый день пути мы спустились от верховьев водопадов мимо приюта Высокогорного, а далее по тропе. К вечеру были у ручья Алгуй. Недалеко от Часовни Погибшему Альпинисту, разбили лагерь.

            К обеду пятого дня уже были на переправе. Электричка в субботу была в 16.40. За весь поход ни разу не было дождя. Вечером уже приехали по домам в Белово.

            Анализируя наш поход, мы пришли к выводу, что совершили неоправданный риск, и нам очень повезло, что так легко и без травм перешли Запсиб. Сейчас я бы даже не решился повторить наш поход. Это возможно только с полным альпинистским снаряжением и под руководством опытного инструктора по альпинизму.

 

                                                         ЖЕЛАЕМ ВСЕМ ВЫБИРАТЬ БЕЗОПАСНЫЙ МАРШРУТ! 

 

22.08.08  © CAKBO9ILLI / DIAMAS при поддержке порталом www.borziekarasi.ru и лично Д. Хатовым

 Фото Карты

  Андреев Александр