Сайт Борзые Караси (логотип)

 

 

Хронология экспедиции на Шор-Тайгу

 2 июля

Дотащить до вокзала ту кучу барахла (8 неподъемных трансов, генератор и ведра), что собралась у меня - нечего было и думать, поэтому заказал такси, завезли прямо на перрон. В 6 утра втроем (Величко, Поздяев и Назаров) загрузились в электричку. Новосибирский поезд, на котором должна была приехать Ира опаздывал на 1.20 часа, даже на такси она нас в Междуре догнать не успевала.

В 11.30 приехали в Бискамжу, немного погодя подъехал со стороны Абакана Рома, а машины все нет. Зная Саню Алексеева, пока особо не волновались, сходили по очереди в столовую, разговаривали разговоры... Но часам к 14 начали беспокоиться, пошли по деревне искать варианты, а еще через час подъехал на 66-м Саня. Оказалось, что машина неисправна, надо еще искать запчасть и ремонтировать технику. Приехали в Тею и тусовались у Сани на фазенде до ночи (машину починили часам к 22-м), в час ночи поехали на "Ниве" встречать Иру с поезда в Бискамже, оказалось, что она добралась еще днем на товарных (воистину, нет такой силы, которая могла бы остановить новосибирскую женщину!).

Вернулись в Тею, пересели на 66-й и поехали к месту назначения. Дорога по Шоре после нескончаемых дождей - просто ужасная, только-только для такой машины, на "Ниве" не проехать. Часов в 5 утра выгрузились в 100м от понора. Стаскали барахло, через час уже стоял лагерь, а в 7 часов народ уже сладко спал.

 3 июля

часов в 12 проснулись, завершили обустройство лагеря, начали отводить воду от понора. Сначала прокопали русло в наш позапрошлогодний шурф, потом выше метров на 50 полностью перехватили ручей и почти весь завели его в шурф (вода, литров 40-50 в секунду весьма бодро туда уходила, и слышно было, что ниже еще куда-то с грохотом падала). Немного воды все же уходило по старому руслу, даже пришлось прокопать небольшой канальчик в самом поноре, в паводковый уход, но через час-другой этот поток полностью иссяк: вода исчезала, не доходя метров 30 до понора.

После обеда народ провесил провод на 220 от лагеря (генератор для удобства поставили прямо в лагере) до входа в пещеру, а мы с Мегом залезли осмотреть состояние входа и оценить объем необходимых работ. Картина перед нами предстала довольно безрадостная: за те 2 года, что мы здесь на работали, вход забило на 2-3 метра аллювием (песком и галькой), тяги не было. В паводковом уходе, где велись раскопки в позапрошлом году, аллювия натащило еще больше, но там тяга пробивалась поверху через завал.

 Мы с Мегом начали раскопки входа в пещеру, народ готовил лес на крепь. Раскопки продвигались медленно, к вечеру прокопали более метра, с разрушением некоторых мешающих камней, но заветная горловина входа в колодец так и не показалась. Я предложил по примеру наших европейских коллег ввести экспедиционное время, переведя часы на два часа вперед (чтобы вставать, скажем, в 6 утра, и использовать максимально световой день), но предложение поддержки не получило, решили сами вставать пораньше, и ложиться - то же (что из этого получилось - см. ниже).

 4 июля

Продолжили раскопки входа в пещеру, народ ждал команды пилить лес и крепить, но крепить пока ничего не пришлось, только для сооружения кармана для вынутой породы заклинили одно поперечное бревно. До обеда покопали с Мегом, народ иногда просили перекидать камни, которые выбрасывали во вход на улицу. После обеда Рома с Андреем продолжили наши раскопки, но довольно быстро вылезли, сказав, что без применения технологии дальше копать нельзя. Снова залезли мы, Мег вручную разобрал несколько камней, потом я продолжил путь к заветной горловине, и только поздно вечером удалось ее вскрыть, сразу поперла мощная тяга, дальше материал сыпали в колодец. Перед уходом забурился в выступ монолита, после отпалки горловина стала значительно шире.

5 июля

До обеда мы Мегом пробивали анкерами и провешивали пещеру, осматривая все на предмет перспективы. Спустились и поднялись по узкой стороне щели колодца, наметив место для задания штрека (как раз там я три года назад слышал за стеной шум отведенной воды), параллельно внизу решили задать шурф с крепью. На подъеме обратил внимание, что хорошая тяга приходит из завала на уровне полки, с которой начинается навеска в колодец, решили завтра посмотреть этот вариант.

После обеда Андрей, Рома и Ира спустились копать шурф на дне, мы с Мегом помогли спустить в дыру лес на крепь Вылезли они из пещеры около 23 часов, поставили первый венец крепи и выбрали около метра шурфа.

6 июля

Рома с Андреем с утра пошли расставлять ловушки для красителя: штуки 3-4 - через 2-3 км по течению Шоры, а две - в воклюзе. В 11 часов Мег запустил краситель в ручей, уходящий в шурф, я фотографировал (зрелище - просто фантастическое), Иру отгоняли подальше, чтобы на нее не попали частицы красителя, ведь ей потом анализировать ловушки (подробную технологию запуска красителя и обработки ловушек - см. ниже).

Пошли с Мегом в пещеру, сначала пару часов потратили на верхний вариант, на уровне полки, но потом поняли, что из-за завала работать там - нереально. Потом начали проходку штрека на стене, продолжив ее после обеда. Первоначальная скорость проходки была очень хорошая (за 5-6 шпуров прошли около 2-2,5м штрека), монолит кололся со стеклянным звоном, отслаивались большие плиты, которые потом рушили в колодец.

Стало понятно, что придется разбиваться на смены для работы на разных вариантах: одновременно работать на дне и стене - опасно. Для убеждения самих себя в правильности выбора места штрека решили завтра завести немного воды в понор, чтобы она шумела за стенкой.

 Довольно неудобно делать проходку в отвесе: много времени теряется на беготню по навескам. Базировались на полке, сначала я спускался, бурил и заряжал по шпуру в разные стены, выходил на полку, одевали респираторы, бахали первый шпур, Мег спускался подцеплял провода ко второму, выходил, опять бахали, Мег шел обирать отслоившиеся куски и зачищать забой, после чего цикл повторялся. То есть один человек по 1-1.5 часа стоял на полке и мерз. Хорошо, что потом стало возможно бурить и заряжать уже не с навески, а из самого штрека, просто пристраховавшись к веревке.

 Поленились спуститься вниз и убрать дерево и инструмент, пока валили вниз камни, переломали часть леса.

В конце смены спустился на дно, посмотреть плоды созиданий первой группы и наших разрушений, зрелище достаточно хаотическое. Отметил, что сечение шурфа можно уменьшить, для уменьшения объема работ. Генератор стоял в лагере, до пещеры хватило 80м кабеля, вниз уходила еще одна переноска 50м, полностью не использовалась. От генератора был запитан перфоратор, также периодически заряжались аккумуляторы для света и музыки. Команды на включение/отключение генератора подавались по рации, причем родные аккумуляторы сели очень быстро, пришлось достать 26Ач, взятые для второго перфоратора. Вышли из пещеры в 1-2 часа ночи.

7 июля

Поскольку в пещере невозможно было организовать одновременную работу на дне и стене колодца, Андрей, Рома и Ира пошли работать в шурфе в первую смену. Мы с Мегом еще поспали, завели часть ручья снова в понор, потом занимались всякими хозяйственными делами.

Около 18 часов они вылезли, сказали, что надо разрушать в шурфе глыбу, а вода уходит прямо под шурф. В 19 часов в дыру пошли мы Мегом, продолжать проходку штрека на стене. Затащили в пещеру музыку, чтобы ожидающему на полке было не так скучно. Продолжили проходку штрека на стене. Вода бодро шумела впереди за стенкой, убеждая в правильности выбора места работ, причем звук был как бы двойной: в отдалении - ровный глухой шум, ближе - какой-то неравномерный плеск.

 Скорость проходки снизилась, за смену прошли около 1,5м

То ли известняк там такой странный (больше похож на доломит), то ли я с заточкой буров что-то перемудрил, но бурились шпуры очень медленно, по 5-7 минут (дома в известняке - полторы минуты). Путем экспериментов выяснилось, что скорость бурения возрастает при уменьшении оборотов двигателя перфоратора, примерно - до средних.

Опробовали оборку отслоившихся участков стен перфоратором в режиме долбления, насадка - скарпель с хвостовиком sds+, переточенная более полого. Впечатление - самое благоприятное: растрескавшиеся стены, которые не брались вручную кувалдой и скарпелью, с помощью механизированной долбежки разбирались очень быстро и эффективно. Единственная проблема - не увлечься и не угробить перфоратор, ведь он не предназначен для серьезного долбления. Возникла мысль посмотреть чего есть на рынке электроотбойников, присмотреть и купить что-то не очень дорогое и тяжелое.

 В конце смены спустились на дно, посмотреть шурф и помочь народу с глыбой. Разрушили глыбу и часть монолитного лба, чтобы увеличить сечение шурфа, на дне шурфа из слабовосходящей щели по контакту дайки и известняка была вполне приличная тяга. Вариант раскопок с проходкой вдоль контакта по щели представлялся вполне рабочим, несмотря на то, что выглядел, как приток. Вышли из пещеры около двух часов ночи.

8 июля

С утра, получив рекомендации по оптимизации крепи, Андрей, Рома и Ира, заготовив и задав некоторое количество леса, ушли работать в шурф. Через несколько часов, после их ухода перекрыли часть ручья, отведенного для обозначения перспектив в понор. Вылезли они около 17 часов, сказав, что перспектива в шурфе кончилась, в щели ничего не просматривается, а вниз копать - смысла нет. Второй сменой пошли в штрек мы. Шума воды впереди уже не было слышно, зато явственно слышался капеж в объемчике, что тоже - весьма возбуждало... Объем был уже совсем - за стенкой, но самые последние десятки сантиметров дались труднее всего: выход в объем - плавный, без резкого изменения сечения. Зато потом когда вывалились сразу несколько плит, проход стал достаточно просторным. Примерно в час-два ночи проникли в объем за штреком: метра 4 уступчик, обходится по стене распором, гротик высотой метров 8, длиной 6, шириной 3м, все стены торчат косыми пластами выступов-ножей: видимо, мы вышли в другой блок известняка, в старом слои были горизонтальные, массивные - 0,6-1м, а здесь угол падения 45-50градусов, слои по 10-30см, между ними - прослойки трудно растворимых пород, которые торчат из стен, по ним же при определенных условиях и отваливаются плиты. Контакт этих блоков хорошо прослеживается в скальном обрыве понора.

 На высоте 6 метров из правой стенки выходит приток, типа большого меандра, но через несколько метров он перекрыт завалом и наносами, видимо отсюда и шла тяга из завала в районе полки. На дне грота влево и прямо есть раскарстованные межблоковые трещины, по 15-20см шириной, длиной по несколько метров, за ними что-то просматривается, возможно - расширение. Под левую стену, ближе к выходу штрека, вниз уходит что-то вроде короткого меандра, затем - круглое очко в монолите, переходящее в вертикальный камин или колодец, тяга из очка сконцентрированная и сильная.

 Теперь стала понятна причина двойного звука падения воды: небольшая часть воды, падала из притока в гроте, давая плеск, а основная вода приходила по щелям и уходила в колодец, давая тот ровный и глухой шум.

 Первая мысль была - спуститься распором без страховки, но потом решили не рисковать: острые выступы на стенах легко обламываются, Мег сбегал , развязал лишние каремы и выбрал всю возможную веревку, как раз хватило, чтобы со страховкой спуститься распором в колодчик. После очка вниз - около 10 метров вертикального камина, средней шириной 1м, длиной до 3-4м, затем - полка, потом еще метров 6 наклонной катушки. Спустились, слегка подчистив висящие глыбы, в небольшую камерку, в нее тяга приходила по нескольким направлениям: из хода под висящим восходящим завалом из глыб известняка, интрузивных валунов, песка и гальки; из горизонтального ползуна, замытого аллювием и из небольшой восходящей трубешки в потолке камеры. Перед подъемом отметили, что над заходом в ползун висит очень ненадежная плита на 2-3 центнера весом.

 9 июля

Вышли из пещеры около 5 утра, перед тем, как завалиться спать, разбудили народ, предложили им совершить первопрохождение, выдали несколько ЦУ, в том числе и по поводу плиты, которую надо первым делом уронить. Хотя Ира пыталась подбить народ прямо сейчас идти штурмовать дыру, мужики решили еще прилечь, и мужественно проспали до 9 часов. Вылезли они часов в 15, сообщив, что первопрохождения не получилось: нужно копать. Из их рассказов стало понятно, что плиты они начали ронять еще в самом начале спуска в колодец, а ту, которую надо было уронить, заметили только перед подъемом, уже когда Ира отработала в ползуне, над которым плита висит, но ронять не стали, решив, что она слишком большая.

Часам к 18 собрались и мы с Мегом, Ира решила тоже пойти, попробовать раскопать ползун и пролезть дальше. Андрей решил пробежаться снять две ближние ловушки, чтобы завтра не тратить на них время. Вышли в пещеру, по пути сделав несколько фотографий в колодце (эти снимки стали единственными, сделанными под землей, я пожалел, что не снимал в пещере в прошлые выходы, когда бурили и копали). Спустились в новую систему, затащив некоторое количество инструмента, Мег уронил плиту, она пошла без усилия, чуть дотронулись фомкой.

Потом стали колоть камни и расчищать нижнюю камеру, чтобы Ира могла залезть в ползун, а я пробовал разобрать вход под завалом. Вскоре стало понятно, что без серьезных крепежных работ здесь не обойтись, Ира тоже не смогла далеко прокопаться, надо было работать с выдачей материала в камеру. Стали выходить наверх, по пути ведя топосъемку от дальней точки пещеры. На дне старой части залез в шурф, оценив объем проделанных работ и вполне реальную возможность их продолжения по щели вдоль дайки (тяги, правда, стало меньше, ведь мы открыли ей более легкий путь).

Вышли из пещеры, подняв весь инструмент и сняв навеску, уши на анкерах оставили. В лагерь пришли в 24 часа, перед сном приговорили Ромин самогон, в честь успешного окончания работы экспедиции.

 10 июля

Андрей с утра побежал снимать остальные ловушки, вернулся в 16 часов.  Мы стирали и мыли снаряжение и инструмент, потом заводили ручей в старое русло, чтобы уберечь от замывания шурф, оставив его как потенциальный объект для будущих раскопок. Обратно завести воду оказалось сложнее: она уже хорошо углубила и промыла себе русло; небольшой ручеек все же уходил в шурф. Самое интересное, что где-то ненамного ниже дна шурфа слышно, что подходит какой-то поток воды и с глухим шумом куда-то падает, возможно, в позапрошлом году мы не докопали совсем немного...

Заначили под кедрами железо и инструмент, которые не поедут в город, упаковали и подготовили к перевозке часть груза.

Снаряжение посушили, почистили и смазали. После обеда прогнали поверхностную топосъемку от входа в пещеру по руслу ручья до шурфа и по борту лога и понора. Мужики заложили бревнами и камнями вход в пещеру, чтобы не натащило снова аллювия в паводок, для той же цели выстроили еще баррикаду из камней метра за 2-3 перед входом. В 23 часа легли спать, назначив подъем на 6, в час проснулись от того, что приехали Саня с Лехой, они долго болтали у костра, потом там же и улеглись спать, проигнорировав предложенные места в палатках.

 11 июля

С утра быстро собрали лагерь, позавтракали, перетаскали барахло к машине и поехали в Бискамжу. Доехали благополучно, в Бискамже были уже в 11

 Приложение.  Технология окраски водотока и улавливания красителя

 Для окрашивания воды 1 кг уранина (динатриевой соли флюоресцеина) в 5-процентной щёлочи (NaOH)был запущен в ручей. Для ловушек использовали гранулированный медицинский угольный сорбент СУМС-1, упакованный по 5-8 грамм "произвольную пропускающую проточную воду упаковку" - в капроновый чулок, а потом - в бигуди... После снятия уголь из ловушек заливали 5-ти процентным раствором щёлочи (KOH)в спирте и кипятили порядка 10 минут. В ультрафиолетовом свете наблюдали зелёную флюоресценцию в пробах с воклюза.  Изготовление ловушек и их обработка - Драчкова Ирина.  

Выводы

 Связь понора Алексеевский с карстовым источником в 10км ниже по течению р.Шора, установленная путем окрашивания воды, уходящей в понор, указывает на наличие в массиве мощной и протяженной субгоризонтальной гидросистемы. Возможно, что вследствие небольших относительных превышений карстующихся пород (известняков усинской свиты) над дренирующим их источником (150-200м), большая часть системы может быть заполнена водой и недоступна для прохождения, но наличие сильного тока воздуха в пещере Алексеевской указывает, что по крайней мере некоторая часть системы доступна для прохождения воздуха, и, скорее всего, для человека. Необходимо дальнейшее продолжение раскопок пещеры, а также поиск других возможных входов в систему, осмотр левых притоков р.Шора с целью выявления подобных поноров-поглотителей.

  Величко С. июль 2004